Выбери любимый жанр
Оценить:

Притворись моей на одну ночь


Оглавление


35

— Да. У нас с тобой никогда не будет ничего подобного. Того, что у твоей мамы. Ты не хочешь этого.

Отчаяние разбило сердце Октавии, со звоном распространяя боль по всему телу. Она не могла дышать, не могла ничего. Раньше была надежда, но теперь бессмысленно лелеять любовь в душе, зная, что она никогда не понадобится тому, кого любят.

— Дорогая, ты вряд ли этого хочешь. Тебе просто кажется, что все это важно, потому что видишь ее радость. Но большое счастье куда тяжелее терять. Я защищаю тебя. А если что-то произойдет? Мне бы не хотелось причинять тебе боль, которую испытала моя мать.

Ах, вот, значит, как. Будто ей не доводилось испытывать боли. Отведя взгляд, Октавия тяжело вздохнула:

— Не знаю, почему я подумала, хотя нет, знаю, что ты сможешь полюбить меня когда-нибудь. Потому что умеешь любить. Я видела это. Ты любишь сына, деда и мать, несмотря на то что она сводит тебя с ума. Вот и решила, что ты и меня полюбишь, но ошиблась. Ведь так?

— Октавия…

— Секса недостаточно. Я же говорила тебе это до того, как мы вернулись из Лондона.

— А еще ты мне говорила, что не ожидаешь любви.

— Но это не означает, что никогда ее не хотела. Оставь меня! Думаешь, поцелуем можно все исправить? Но это не так, Сандро. Наш брак должен был стать лучше, чем у моих родителей. Почему ты этого не хочешь?

— Мы лучше их, дорогая. Ты же знаешь, наши отношения надежны и устойчивы.

— Нет, они не устойчивы, а неподвижны. Сейчас я это понимаю. Ты и впрямь собираешься доказывать, что счастлив, любя всех вокруг, кроме меня?

— Дорогая, ты знаешь, как я о тебе забочусь. Неужели нужно непременно заниматься любовью в кустах, чтобы это доказать? Будь разумна.

— Не высмеивай людей за то, что они любят друг друга и не стесняются этого. Ты говорил, что готов отдаться нашему браку целиком, но солгал.

Алесандро дернулся, как от пощечины. За дверью заплакал Лоренцо. Бросив на мужа уничтожающий взгляд, Октавия вышла. Ее ожидало новое потрясение. Прижав к себе сына, она поняла, что ощущение крошечного тельца на руках впервые не дает забыть обо всем на свете.

Глава 11

Сандро стоял, не в силах ступить и шагу, закрыв глаза и заново прокручивая в памяти сцену. Что делать, притворяться, будто ничего не произошло? Почему это вообще случилось? С самых ранних лет, начав понимать суть отношений между мужчиной и женщиной, он знал, что не хочет влюбляться. Все его интрижки были несерьезными, цель — найти достойную партнершу для брака, кому можно было доверять, не подвергая сердце опасности. В отличие от матери, которая беспрестанно рисковала своей душой.

Октавия идеальна. Благородного происхождения, с честно заработанным состоянием и спокойным характером. И в постели ураган.

Правда, все изменилось.

Да, стоило признать, что чувства к ней росли в нем с первой недели брака. Пытаясь подавить их, Алесандро оставил жену в Лондоне и убедил себя, что не скучал по ней, но рождение Лоренцо оказалось последней каплей, и он привязывался все больше. Однако не ожидал, что притяжение окажется настолько сильным. Кто мог знать, что Октавии удастся завоевать его сердце. Эта тихая девушка раскрывалась постепенно, как бутон. Ее душа оказалась ранимой, а потом она стала озорной задирой. Ее натура куда сложнее, чем он предполагал. Она умна, забавна и нежна. Это особенно задевало струны души Сандро. Октавия любит сына и его семью, любит подругу из больницы и ее малыша.

Она любит его!

Алесандро с раздражением хлопнул ладонью по столу. Почему он не смог проконтролировать это? А она? Всего этого не должно было произойти. Они вступили на опасную территорию. Неужели она не поняла? Конечно, поняла. Ее последний взгляд убил его на месте. Сандро точно перенесся в Лондон, снова наблюдая, как чувства, которые испытывает к нему жена, превращаются в пепел. Они давно вступили на эту запретную территорию. Ах, почему он не оставил ее в Лондоне, ведь она настаивала. Не следовало ее уговаривать и соблазнять. Не следовало влюблять в себя. Он твердил себе, что хочет завоевать ее доверие, тело, привязанность и признание. Но на самом деле он охотился за ее сердцем и хотел любви. Черт бы его побрал!

И он любит ее. Так сильно, что становится страшно.

Сжав кулаки, Сандро заставил себя обуздать эмоции и признать правду. В его сердце жила любовь, согревая своим теплом, вырываясь наружу, как лава из вулкана, сжигая все на своем пути. Зачем ему эта боль, отчаянная страсть и неутоленное желание обладать ею? Зачем людям причинять друг другу боль и страдать потом от этого? Как можно так очароваться женщиной, чтобы послушно следовать за ней, не понимая, куда идешь?

Алесандро сбежал по черной лестнице, проверил спальню Лоренцо и никого там не нашел. Направился в спальню. Октавии не было и там. Взглянув туда, где перед парадным входом бурлил фонтан, он внезапно увидел жену. Она ставила в машину своей матери кресло с малышом.

Сердце оборвалось.

— Октавия!

Вздрогнув, она повернулась, прижимая к себе ребенка, подняла голову, ища глазами незадачливого Ромео.

— И что это ты делаешь?

На террасе сидела вся семья, и все тут же обернулись. Сестра взглянула на подъездную аллею, увидела Октавию и повернулась к остальным с круглыми от страха глазами.

Октавия видела, как они с Алесандро начали собирать публику, но не могла отвести глаз от мужа, который, точно разгневанный римский бог, возвышался над домом, меча громы и молнии.

— Я уезжаю к маме. Мне нужно подумать.

— Не смей брать с собой ребенка.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн