Выбери любимый жанр
Оценить:

Притворись моей на одну ночь


Оглавление


25

— Дорогая, я стараюсь не… Слишком поздно.

Октавия чувствовала, что он возбужден. Твердый бугорок прижимался к ее животу, едва не вырываясь из шелковой ткани шортов.

— Ты никогда не надеваешь ничего в постель.

— Так я могу вставать к Лоренцо. Остановись, — прорычал он, хватая ее за запястье. Однако не отвел ее руку, позволяя обвести пальцем контур возбужденного члена.

Она потерла мягкий шелк, лаская чувствительный холмик. Алесандро дернулся.

— Это прекрасно, но ты должна остановиться.

Желание охватило ее. Хотелось вновь открыть для себя его тело, ощутить запах и вкус, доставить ему удовольствие. Лишь в постели Октавия чувствовала себя равноправным партнером мужа, поэтому мысли о других женщинах причиняли невыносимую боль. Ей хотелось быть единственной, особенной, поражать и радовать. Он был невероятно возбужден. Октавия поняла, что он не лгал, говоря, что у него не было других женщин.

— Милая, перестань, я сейчас кончу.

— Я этого и хочу.

Впервые за долгое время она была сама чувственность, наслаждаясь этим. Покрывая поцелуями его грудь, сунула руку под шорты, проводя ладонью по самому возбужденному мускулу его тела, твердому и напряженному. Он что-то пробормотал. Не слушая его, она продолжала исследовать его тело и нашла сосок.

— Ты хочешь, чтобы я прикоснулась здесь? Или здесь? — Она сжала рукой горячий твердый орган, проводя по нему вверх и вниз.

Грубое слово сорвалось с его губ. Сандро поймал ее руку и сжал сильнее. Шелк слегка сдвинулся, член дрогнул и напрягся сильнее. Горячий, он словно обжигал ее пальцы. Алесандро запустил руку ей в волосы и потерял контроль над собой. Удовлетворенные стоны срывались с его губ, мышцы живота напряглись, теплая жидкость оросила руки Октавии. Она улыбнулась, довольная собой, и прижалась губами к его груди, где колотилось сердце. Алесандро поглаживал ее руки, спину и плечи.

— Не могу поверить, что ты вот так просто мной овладела. — Перекатившись назад, он прижался к ней, не слишком тесно, но достаточно, чтобы она ощутила его силу и тяжесть. — Я не знал, как смогу заснуть рядом с тобой, но такого точно не ожидал, ты маленькая сексуальная ведьмочка. Я собирался вести себя как джентльмен.

И поцеловал ее. Сначала быстро и легко, потом страстно и жадно. Возбуждение охватило Октавию, тепло распространилось между ног.

— Сандро, не надо, — простонала она, стараясь отодвинуться. — Я не могу.

После родов прошел всего месяц, а врач поставил срок в шесть недель.

— Даже если тебе противопоказан полноценный секс, я могу доставить тебе удовольствие, как и ты мне. — Уверенным движением колена он раздвинул ей ноги и положил руку между ними. Другой рукой поднял ночную рубашку до талии. Октавия нервно втянула в себя воздух, разрываемая соблазном и ожиданием.

— Я не собиралась делать этого, все произошло само собой.

Он провел пальцем по кружеву ее трусиков, затем между ногами. Задержав дыхание, она почувствовала биение пульса, отчаянную жажду его прикосновений.

— Я же знаю, стоит тебя слегка раззадорить, достаточно одного лишь поцелуя, чтобы ты завелась. Так же ты поступила со мной, красавица.

Пока он ласкал ее, Октавия замерла, не смея дышать.

— О! — наконец выдохнула она.

— Давай же, — шептал Алесандро, нежно целуя жену и усиливая интенсивность движений.

Октавия едва не разрыдалась от удовольствия, она и не осознавала, до какой степени возбуждена. И наконец позволила экстазу накрыть ее с головой. Ах, как ей не хватало этого!

Он продолжал целовать и ласкать ее, успокаивая, пока она приходила в себя.

— А теперь спи, пока я не съел тебя целиком.

Она ощутила его возбужденный член. Снова или до сих пор?

— Ты прекрасна, моя любимая жена. Я бы занимался с тобой любовью всю ночь, если бы только мог.

Она была не против продолжить. К концу медового месяца оба были по-прежнему ненасытны, порой проводили в постели весь день, доводя друг друга до исступления и усталости. Как можно было уехать от него и никогда больше не познать этого? Впервые за долгое время ее сердце было переполнено радостью и в нем не было места обиде. Она закрыла глаза, довольная тем, что муж так близко, чувствуя себя в безопасности и окруженной лаской. Рано утром она встала накормить Лоренцо, а когда вернулась в комнату, Алесандро собирался уходить.

Глава 8

— Ты уходишь?

Мечты о том, как можно заползти в теплую постель и вспомнить то, что они разделили прошлой ночью, рухнули. Разгневанная и обманутая, она обхватила себя руками. Кружевная сорочка вдруг показалась глупой и смешной.

— Если ты не будешь так реагировать.

— Ничего не говори! Однажды я это делала и оказалась в Лондоне с чужим ребенком. Нет, Сандро. Это несправедливо. Ты со мной обращаешься так, будто я девочка на одну ночь, и уходишь, даже не обещая позвонить.

— Я иду завтракать. А ты мне совсем не доверяешь, да?

По его гневному взгляду было ясно, что он не ожидал от нее такого. А может, она и впрямь реагирует слишком эмоционально?

— Ты не едешь в город?

— Не сейчас.

— Я ведь не собака, которую можно оставить в приюте. А что это было? — Она кивнула на скомканные простыни. — Ты пытался подсластить пилюлю?

— Ты первая начала. И кстати, я бы был просто счастлив повторить, если это тебя успокоит.

Октавия гневно смотрела на мужа, словно посылая огненные стрелы взглядом.

Он сунул руки в карманы, стараясь казаться спокойным, но обмануть ее не сумел.

— Я не собирался уходить, не поговорив с тобой, и вообще хотел, чтобы ты спустилась, как только соберешься.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн