Выбери любимый жанр
Оценить:

Притворись моей на одну ночь


Оглавление


20

— Больно прикасаться, не имея возможности обладать тобой. Ощущать аромат твоих волос, чувствовать твое тело, целовать тебя, не имея продолжения. Больно, Октавия. Вот почему я остался в Неаполе. Но сейчас не позволю тебе покинуть меня.

Октавия пыталась заставить себя думать и не могла. Дрожа всем телом, хотела его, хотела верить, что между ними все еще возможно.

— Ты даже не извинился. — Ее голос дрожал.

Его лицо исказила гримаса боли.

— Мне очень жаль, что я воспринимал тебя как данность и недооценил кузена. Как я могу просить тебя о прощении, когда сам себя не простил.

Ее сердце сжалось от сочувствия. Хотелось сказать, что теперь все в порядке, но это было бы ложью. И Сандро это знал. Он вовсе не бесчувственный, осознание этого наполнило ее надеждой. Он очень нежно провел пальцами по ее щеке, отводя пряди волос от лица. Рука коснулась ее подбородка и скользнула вниз по шее.

— Мы будем спать вместе в Италии. Пока ты здесь, отдыхай как можно больше. Поправляйся.

Ей показалось, что он говорит не только о физическом исцелении, но и о раненой душе. Взглянув на мужа, вдруг подумала, что они на верном пути, а иначе почему его прикосновения кажутся магией, губы сами тянутся к его губам. Ведь это он безраздельно завладел ею во время медового месяца, завоевав ее сердце заботой и вниманием.

Официант подал следующее блюдо, но они так и стояли, глядя друг другу в глаза. Алесандро еще раз очень нежно поцеловал жену и медленно отпустил. Пока она шла к столу, ее тело горело от его прикосновений.

Глава 7

Три недели спустя они отправились в Неаполь. Прямиком в Кастелло ди Ферранте к деду Сандро. Этот визит не должен был занять больше одного дня, однако оказалось, что в гости слетелась вся семья, кто-то даже на долгое время. Октавия всегда считала затянувшиеся визиты незаконным проживанием на чужой территории. Среди гостей была, например, младшая сестра Сандро. Совсем недавно она покинула дом, увлеченная модельной карьерой, и большую часть времени проводила в Милане, Париже и Нью-Йорке. Октавии нравились сестры мужа, но у двух старших были семьи, и жили они далеко, потому встречи были нечастыми. А уж кузенов и кузин и вовсе было не счесть. Алесандро со многими поддерживал близкие отношения. Было странно вот так оказаться в кругу большой семьи. Будучи единственным ребенком в семье, Октавия чувствовала себя белой вороной в краю, где большие семейные приемы и праздники были нормой. Оттого она и хотела стать частью такой вот дружной семьи и подозревала, что с возрастом превратится в типичную итальянскую матрону, квохчущую над сорокалетним сыном. Однако пока нужно было привыкать к многочисленным родственникам. К тому же, в отличие от итальянских женщин, она никак не могла представить себя матерью семейства, центральной фигурой. Всякий раз, приезжая к деду Сандро, она считала, что к ней относятся как к временной гостье, которую сложно терпеть.

Виноградник располагался на склоне холма, и, глядя в окно машины на тропинку между лозами, Октавия не переставала восхищаться его красотой. Зимой тут тоже было на что посмотреть. Управляющий от Бога, дед Сандро каждый клочок земли направил в работу. Виноград окаймляли оливковые деревья, в апельсиновой роще лаванда, подстриженная на зиму, в лимонной роще вот-вот должны были взойти чеснок и фасоль. Кустики клубники окружали фиговые деревья, а на размеченных участках вскоре должны были появиться помидоры и базилик.

Старинный особняк тоже поражал величием. Желтый камень и красная черепица, чуть ярковатые в лучах солнца, просторные флигели и элегантные балконы хранили аристократичность.

Джип остановился, хрустя гравием, между фонтаном и широкими парадными ступенями. Бри, не дожидаясь команды, выпрыгнула из машины и с восхищением воззрилась на многоярусные балконы и террасы дома. Алесандро и Октавия потянулись к детской колыбельке и нечаянно соприкоснулись руками.

— Я это сделаю. — И он перевел взгляд на руку жены. — Кольца все еще не надеваются?

— Я с утра не примеряла, была слишком уставшей.

Алесандро легонько провел пальцами по ее ладони, отчего по венам побежало тепло.

Угадать смысл его мимолетных ласк было нетрудно, то же самое он делал в течение недели перед первой брачной ночью. Тщательно продуманная техника соблазнения. Октавия и хотела бы не реагировать, но не могла. Ну почему он выглядит сегодня так безукоризненно в костюме-тройке, в то время как она сама себе кажется безвкусно одетой в запахивающемся платье и туфлях на невысоком каблуке? Макияж она поспешно сделала в самолете, чтобы хоть как-то скрыть круги под глазами.

— Теперь мы дома, и все образуется, — пообещал Алесандро.

Вот только пока о доме и речи нет. Где-то на неделю они должны задержаться в поместье деда, после чего возвратятся к себе, чтобы попробовать все заново. Ах, будь она хоть на десятую часть так же спокойна, как год назад, когда все только начиналось! С трепетом ожидая того, что им предстояло, Октавия не могла унять дрожь. И почему Сандро считает, что здесь им будет спокойнее? Октавия скучала по свекрови, но Изабелла должна была уехать к своему графу.

Алесандро искренне привязался к сыну, хотя с радостью доверил няне процесс смены подгузников. Утром Октавия подслушала их мужской разговор о мировых рынках и инвестициях, которые лучше не делать в будущем году. Молодой отец, выясняя мнение Лоренцо по этому поводу, был очень серьезен. Так что в одном она не могла поспорить с мужем: мальчику нужен отец, а значит, и им придется найти место в жизни друг друга, какой бы пугающей ни казалась перспектива.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн