Выбери любимый жанр
Оценить:

Притворись моей на одну ночь


Оглавление


15

Событие тщательно готовилось уже год. Несколько дней назад Октавия даже собиралась на него пойти, но теперь нахмурилась, чувствуя, как хорошее настроение сменяется отчаянием.

Алесандро прошел мимо дивана и включил камин. Зашипел газ, вспыхнули огоньки пламени, мгновенно осветив комнату. На миг гостиная даже стала уютной, а обстановка интимной. Он смотрел на пламя, такой красивый, словно оживший молодой римский бог. Губы были сжаты, он всегда так делал перед тем, как поцеловать жену.

Октавия вздрогнула, очнувшись от мечтаний, когда он заговорил.

— Полиция хочет, чтобы мы оставались в Лондоне до окончания расследования, скорее всего, до конца месяца. Я организую видеоконференцию с парижским и нью-йоркским офисом и найду замену Примо. Мама сможет пообщаться с Лоренцо, а мы успеем попасть домой ко дню рождения деда. Я хотел бы попасть домой скорее, но за офис в Неаполе не стоит беспокоиться. Там весь мой персонал.

Октавия отвела глаза. Он был силой, способной уладить любую проблему, и именно это качество так очаровало ее с первых минут знакомства, она была готова на все: выйти замуж за него, лечь с ним в постель. Да, она подарила ему девственность, но не волю.

— Я бы оставила Лоренцо здесь. — Оказывается, разлука с мужем пошла на пользу, она научилась думать самостоятельно. — У тебя много дел. Ты все равно не будешь видеть сына. По крайней мере, здесь с ним постоянно будет бабушка.

Изабелла уже поговаривала о переезде к своему любовнику на юг Франции. Октавия заставила себя посмотреть в глаза Алесандро.

— А как же твои родители? Они захотят его увидеть.

Октавия поджала губы. Отец даже не ответил на ее письмо о рождении внука, лишь положил на ее счет смехотворно маленькую сумму. Мать прислала цветы с открыткой: «Поздравляю».

— Мои родители могут сесть в самолет так же точно, как и твоя мать.

— Ты злишься на Примо, а вымещаешь злость на мне, — предупредил он тихим голосом. — Не стоит.

Октавия нервно усмехнулась. Неприятное волнение пробежало дрожью по рукам и ногам. Ей непривычно возражать, но сейчас это необходимо.

— Я не злюсь на Примо. Я его ненавижу. А злюсь на тебя. Это ты оставил меня с ним.

— Да, ты права. Но я не могу уволить кузена за вмешательство в мою личную жизнь, а потом приехать домой без жены. Можешь представить, как это будет выглядеть. Кто-то уже принял его сторону. Я не допущу, чтобы из-за него между нами пошла трещина. Мы должны выступить единым фронтом, показать, что ты не сердишься на остальных членов семьи. Так мы скажем всем, что готовы жить без Примо, и все наладится.

— Ты хочешь, чтобы я притворилась счастливой женой? Несмотря на то, что произошло?

— Я не хочу недооценивать то, что он натворил, но мы должны оставить это позади. Нельзя позволить этому случаю разрушить наш брак.

Миллион ответов мгновенно пришли ей в голову.

— Какой брак?

Я так понимаю, сейчас дело не в Примо. Ты думаешь, я не был до конца честен с тобой относительно того, почему сделал предложение. Ты преувеличиваешь, дорогая. Почему я женился на тебе, не имеет значения. Мы женаты, и ничего не изменить.

Октавия смотрела на него и узнавала властного мужчину, приказы которого бросались выполнять все, кто стоял ниже него. Никто не осмеливался отказать ему. А она должна.

— Конечно, это не имеет значения для тебя, и я ничего не значу для тебя. Спасибо, я поняла, хотя, вынуждена признать, это удар. Моему отцу было все равно, кто из семьи Ферранте возьмет меня в жены, ему всегда было наплевать на меня. Но я надеялась, что хотя бы тебе не все равно. Той ночью мне показалось, что я понравилась тебе, но нет. Алесандро, пойми, я не надеялась на твою любовь.

Октавия отвела глаза, не желая выдавать истинных чувств. В глубине души она была очарована этим мужчиной. Однако последняя надежда растоптана, осталась лишь боль.

— Я надеялась, что ты хотя бы будешь мной интересоваться, не позволишь умереть в родах на полу спальни.

— Октавия. — Сильные теплые руки сжали ее плечи. — Я не знал.

— Не знал или не хотел знать. Ты же ни разу не приехал. Он сказал: ты там развлекаешься, у тебя роман. Это так? Потому ты не приезжал? У тебя кто-то есть?

Воздух между ними словно сжался, пульсируя и удушая.

— Нет. — В его голосе затаилась смертельная опасность.

* * *

— Не могу поверить, что ты хоть на минуту подумала…

Октавия сжалась. Алесандро замолчал, с огромным трудом сдерживаясь. Картина, нарисованная Октавией: ее страх во время родов, обвинения, брошенные ему в лицо, — не выходила у него из головы. Он всегда серьезно относился к своим обязанностям, не позволяя себе ими пренебрегать, и все же ошибся. Теперь приходилось расхлебывать последствия. И еще его подозревают в измене.

— Откуда мне знать, чем ты занимался в Неаполе?

Алесандро поймал себя на мысли о том, что жена изменилась, словно закалилась за месяцы разлуки. Лишь с Лоренцо она была нежна и ласкова, а при взгляде на мужа в ее глазах мелькало негодование и обвинение. Этот случай с кузеном, точно ураган, налетел на их мирный дом, пробуя их на прочность. Самое досадное, что Примо удалось добиться своего. Его атака доказала, что связь с Октавией эфемерна и призрачна. То, что их связывало, было лишь листом бумаги. Душой ее он не обладал. Мысли эти тревожили Алесандро. С чего бы ему вдруг беспокоиться о душевной связи? Он не выбирал брак по любви, намеренно обходя эмоциональную привязанность со всеми ее неприятными сюрпризами, женившись на рассудительной и спокойной женщине. И вот она отталкивает его. Примо бы это очень понравилось.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн