Выбери любимый жанр
Оценить:

Фальшивая невеста


Оглавление


30

– Ты можешь быть готова через двадцать минут?

– Разумеется, – ответила она. – Если только не заблужусь и найду дорогу в свою комнату.

Свою комнату. Оговорка по Фрейду. Вивека потупила взгляд, отметила искусную мозаику на полу и поспешила обратно в предназначенную ей спальню.

Только тогда, когда она уже стояла перед зеркалом в платье с пышной юбкой и цветочным рисунком, ее внезапно осенило, что Миколас мог войти в любую минуту и застать ее голой.

Глава 10

Вивека и сама не знала, каким ожидала увидеть деда Миколаса. Похожим на дона – отца мафии – из старых американских фильмов? Или на обычного греческого пенсионера, которых можно увидеть в кофейнях, одетых в клетчатые рубашки и кепки, их лица всегда темные от загара, приобретенного в море во время ловли рыбы или благодаря тяжелому труду на виноградниках.

Эребус Петридес принадлежал к вымирающему виду джентльменов из исчезающего мира. На нем был идеально сшитый строгий костюм, лицо украшали белоснежные усы, а осанка была безупречной, несмотря на коренастое телосложение и трость, на которую он опирался при ходьбе.

Перед тем как пройти к столу, им предложили аперитив, и Вивека воспользовалась моментом, чтобы внимательнее разглядеть двух мужчин. Вскоре ей стало ясно, что у них мало общего, кроме, пожалуй, стального блеска в глазах и манеры говорить командным голосом.

Эребус владел английским, но предпочел говорить по-гречески, заставив Вивеку вспомнить слова, хранящиеся в глубинах памяти долгие девять лет. Еда была вкусной, а разговор легким и приятным. Вивека не могла не признать, что «смотрины» прошли хорошо, сложность была лишь в том, что ей постоянно приходилось напоминать себе, что этот харизматичный старик на самом деле безжалостный и жестокий преступник.

– Он мне понравился, – произнесла она, когда Эребус вышел из комнаты, чтобы отдохнуть после трапезы.

Миколас промолчал и предложил показать ей дом. Они вышли к бассейну с тентом, скрывающим от солнца и предоставляющим вид на живописную морскую бухту.

– Я не права? – с удивлением спросила Вивека, глядя в глаза Миколаса.

– Он бы и пальцем не пошевелил, чтобы помочь мне, если бы не получил доказательства, что я его внук.

Богатое воображение помогло ей представить, что случилось бы с Миколосом, если бы не помощь деда, и она содрогнулась. Ни ее, ни Миколаса сейчас бы здесь не было. Они бы даже не встретились. Как тогда сложилась бы жизнь несчастного, осиротевшего мальчика?

– Твоя мама ведь могла и не рассказать тебе об отце.

– Могла. Отец не был святым, – нервно произнес он. – Но я не жалею, что так случилось. Надо принимать все, что с тобой происходит, Вивека. Я понял это очень давно.

Она часто сталкивалась с подобными философскими высказываниями в Интернете, но не могла согласиться с такой точкой зрения. Она отошла на несколько шагов в сторону, словно стараясь справиться с охватившим ее чувством безнадежности.

– Если бы я руководствовалась этим принципом, то до сих пор бы слушала, как Григор оскорбляет меня, называя бесполезной уродиной. – Ее руки непроизвольно сжались в кулаки.

Миколас подошел сзади и обнял ее. Согревающее тепло его тела заставило ее немного расслабиться.

– Ты мне напомнила кое о чем. Пойдем. – Он взял ее за руку, заставляя разжать кулак, и потянул в сторону дома.

– Куда?

Он ничего не ответил. Они прошли на первый этаж, миновали кухню, а затем спустились вниз по лестнице для прислуги в прохладное помещение, оказавшееся спортивным залом.

Возможно, изначально здесь должен был располагаться погреб, но теперь стояли тренажеры, которым позавидовал бы самый искушенный профессионал. В углу были сложены маты, на крючках скакалки и прочие необходимые для тренировки вещи. Здесь пахло кожей и приятным ароматизатором воздуха.

– Мы будем встречаться здесь каждый день в шесть утра, – заявил Миколас.

– Хм, – фыркнула Вивека, – скорее всего, нет.

– Еще раз скажешь нечто подобное, и я перенесу занятия на пять.

– Ты серьезно? – Она скривилась, давая понять, что об этом думает. – Зачем мне это, скажи на милость? Я тренируюсь каждый день, но предпочитаю заниматься по вечерам.

– Я буду учить тебя самообороне. Это, – он поднял ее руку, до сих пор сжатую в кулак, – должно стать сильнее. А это, – он прижал ладонь к ее щеке – то место, куда ударил ее Григор, – не должно повториться. Если он позволит себе напасть еще раз, сразу должен понять, что получит серьезный отпор.

Он стоял очень близко, лицо его было рядом, ладонь все еще была прижата к ее щеке.

Вивека подумала о том, что, доставив ему удовольствие, она невольно стерла черту, которую оба боялись переступить. Теперь Миколас знал о ней все, был посвящен даже в личные тайны.

Она сделала шаг назад, разрывая контакт, чтобы сосредоточиться и обдумать, что он сказал.

– Ты не перестаешь меня удивлять. Я думала, ты законченный… – она бросила на него извиняющийся взгляд, – мерзавец, а ты так благородно поступаешь, решив научить меня защищаться.

– Все окружающие меня люди должны быть сильными. Дело в этом.

– Сильными, – эхом отозвалась Вивека.

Вчера она привлекала его, как женщина, но это не важно, она по-прежнему для него обременительна.

– Ясно. Я должна стать такой, какой ты хочешь. Да, я помню. – Горло сжалось.

– Тебе нравится быть беспомощной?

– Нет. – Но быть в его власти еще хуже.

– Тогда в шесть будь готова к работе.


Утром Миколаса стали одолевать мучительные сомнения. О чем он только думал? Зачем так поступил?

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн