Выбери любимый жанр
Оценить:

Пикник у Висячей скалы


Оглавление


9

Для английского юноши, чьё старинное имя представлялось ему ценной личной собственностью, которая путешествовала с ним повсюду так же, как и его кожаный чемодан с полным бумажником, это поразительное наблюдение потребовало нескольких минут для переваривания, тем временем кучер продолжал:

— Мой отец то и дело менял имена, когда его прижимали. Уже и не помню, как нас там записали в приюте. Обо мне не здорово-то пеклись. Так что для меня эти имена — всё один чёрт.

— Мне нравится говорить с тобой, Альберт. Ты всегда даёшь мне пищу для размышлений.

— Размышляйте сколько угодно, если у вас есть на это время, — потянувшись за пиджаком, ответил тот. — А я, пожалуй, пойду запрягать Олд Глори, пока мне не влетело от вашей тётушки. Ей хотелось выехать пораньше.

— Ладно. А я пока, пожалуй, пойду поразмять ноги перед отъездом.

Альберт стоял и смотрел вслед стройной мальчишеской фигуре, грациозно огибающей речку и направляющейся в сторону Скалы.

— Поразмять ноги? Держу пари он хочет ещё раз взглянуть на этих девчонок… Та чёрненькая, особенно хороша.

Он вернулся к своим лошадям и стал складывать тарелки и чашки в плетёную корзинку.

Когда Майк вышел из-за деревьев, четверо девочек уже давно скрылись из виду. Он посмотрел вверх на Скалу и подумал о том, как далеко они уйдут прежде, чем начнут возвращаться. По словам Альберта, Висячая Скала — серьёзный вызов даже для опытных скалолазов. И если он прав, а они лишь школьницы примерно того же возраста, что и его сёстры в Англии, почему тогда им разрешили пойти сюда одним под конец летнего дня? Он напомнил себе, что сейчас он в Австралии, а в Австралии может произойти что угодно. В Англии всё уже давно произошло, — зачастую с твоими собственными предками, и к тому же не один раз. Он сел на поваленное дерево, слыша, как из-за деревьев его зовёт Альберт, и понял, что это та страна, в которой он, Майкл Фитцхьюберт, останется жить. Интересно, как зовут ту девушку: высокую и бледную с прямыми жёлтыми волосами, так похожую на одного из белых лебедей в дядюшкином озере?

3

Едва девочки перешли речку, прямо перед ними, отчётливо выступив из-за небольшого травянистого склона, выросла Висячая скала. Миранда увидела её первой.

— Смотрите! Да не на землю, Эдит! Вверх — на небо.

Позже Майкл вспоминал как она остановилась и позвала через плечо толстушку, что устало плелась позади.

Близость возвышающихся вершин вызвала непроизвольную тишину, настолько пропитанную могущественным присутствием Скалы, что даже Эдит оторопела. Перед ними открылся восхитительный вид: будто небо и директриса колледжа имели особую договорённость — превосходно осветить это место для осмотра. Игра золотистого света и тёмно-лиловых теней на крутом южном склоне подчёркивала замысловатый рельеф длинных вертикальных плит; некоторые из них были гладкими словно гигантские надгробия, другие — покрывали борозды и желоба: следы доисторического зодчества воды и ветра, льда и огня. Огромные валуны, что некогда раскалёнными были извергнуты из кипящих недр земли, теперь остывшие и округлые лежали в тени леса.

Человеческое зрение, столкнувшись со столь колоссальными очертаниями природы, оказывается удручающе неполноценным. Кто скажет сколько из происходящих чудес смогли увидеть, рассмотреть и запомнить четыре пары широко распахнутых глаз, смотрящих сейчас на Висячую Скалу? Заметила ли Мэрион Куэйд что горизонтальные уступы центральной части Скалы, геологическое строение которой нужно запомнить для сочинения в следующий понедельник, пересекаются с вертикальными? Знала ли Эдит что раздавила своими грузными ботинками сотни хрупких, звездообразных цветов, в то время как Ирма, заметив красный проблеск крыла попугая, приняла его за огонь среди листьев? А Миранда, которая, казалось, выбирала свой собственный путь идя через папоротники, наклонив голову в сторону сверкающих пиков; удалось ли ей почувствовать нечто большее, чем восторг ротозея на ярмарочном представлении?

Так, они молча шли одна за другой к нижним склонам Скалы, каждая погружённая в свои переживания, не замечая давящего напряжения, исходящего от расплавленной массы и заключённого в ревущей земле: треска и дрожания, блуждающих потоков ветра и воды, известных лишь мудрым летучим мышам, висящим вниз головой в своих холодных и влажных пещерах. Ни одна из них не слышала и не видела змею, тянущуюся медными кольцами по камням, испуганно разбегающихся пауков, личинок с мокрицами на гниющих коре и листьях. Тропинок здесь не было, а если они когда-то и существовали, то давным-давно стёрлись. Уже очень-очень давно здесь не показывалась ни одна живая душа, не считая кролика или валлаби, изредка нарушавших покой этих засушливых склонов.

Мэрион нарушила тишину первой.

— Этим вершинам, должно быть… миллионы лет.

— Миллионы. Какой ужас! — воскликнула Эдит. — Миранда, ты это слышала?!

В четырнадцать, упоминание о миллионах лет может звучать почти неприлично. Светящаяся спокойной молчаливой радостью Миранда, просто улыбнулась ей в ответ. Эдит настаивала:

— Миранда! Это ведь не правда, да?

— Однажды мой отец заработал миллион на шахте в Бразилии, — сказала Ирма. — И купил маме рубиновое кольцо.

— Деньги — это совсем другое, — справедливо заметила Эдит.

— Нравится Эдит это или нет, — заявила Мэрион, — но её упитанное тельце состоит из миллионов и миллионов клеток.

Эдит закрыла уши руками:

9

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн