Выбери любимый жанр
Оценить:

Требую перемирия


Оглавление


27

Она тяжело дышала, и Кристиан мог сказать, что она обессилела.

Но он еще не закончил. Она требовала получить все, и он удовлетворит ее требования.

Одну руку он положил ей на бедро, другой схватил ее за руки и завел их ей за спину, стиснув ее запястья своими пальцами, словно железными наручниками, и продолжал вторгаться в нее, резко, безжалостно.

– Я не могу, – снова повторила она, и в ее голосе прозвучала отчаянная мольба, чтобы он остановился. Но она не сказала этого вслух. Не отказала ему. И он продолжал.

Ему хотелось остаться в ней навсегда, проникая в нее до тех пор, пока они не смогут дышать. Овладевая ею, беря ее всю без остатка, пока она не станет принадлежать ему, и только ему.

Кристиан чувствовал, что освобождение близко, и еще больше ускорил темп. Тишину пустынной комнаты не нарушало ничего, кроме громких шлепков, когда его тело ударялось в тело Аллегры, и тяжелого, сбивчивого дыхания, когда он подталкивал их обоих к пику наслаждения.

Оргазм Аллегры показался вымученным, а ее стон прозвучал как разбившееся на мелкие кусочки стекло. Кристиан освободился от собственного напряжения и содрогнулся, изливаясь в нее, помечая ее и делая своей.

А потом он рухнул на нее, ухватившись за подлокотник дивана. Их тяжелое дыхание эхом разносилось по комнате и звучало словно молитва, понятная лишь для них двоих.

– Я бы хотел, чтобы так было всегда, – хрипло сказал Кристиан. – Чтобы нам ничего не мешало.

– Ты имеешь в виду одежду?

Ее вопрос был таким невинным, и он впился в его грудь, словно заточенный кинжал.

– Я говорю о презервативе, – чуть резче, чем хотелось бы, ответил Кристиан.

– С ним другие ощущения?

– Да.

– Я не знала.

Кристиана охватило чувство вины. Конечно, она не знала. Потому что она занималась сексом только с ним, а он повел себя так безответственно.

Он пристально посмотрел на Аллегру. На ее припухшие от поцелуев губы, ее распахнутые искренние глаза, и вдруг понял, что ни о чем не жалеет.

Кристиан испытывал чувство восторга от того, что был единственным мужчиной, который овладевал этим телом. Он глянул на красные пятна на запястьях Аллегры, там, где он держал ее, и на следы красной помады, которую она оставила на его теле.

Да, он был настоящим мерзавцем, но не испытывал никакого чувства вины по этому поводу.

– Почему ты не хотел, чтобы я приехала сюда?

Глава 11

Кристиан сомневался, что ему понравится этот разговор.

– Здесь так красиво, – сказала Аллегра, поворачиваясь на спину и вытягивая руки над головой. На ее лице по-прежнему красовалась золотая маска, а пламя свечей освещало соблазнительные изгибы ее тела. Аллегра чуть изогнула спину, и ее грудь немного приподнялась, привлекая к себе еще больше внимания. Кристиану казалось, что он смотрит на прекрасный образец искусства, владеть которым у него не было никакого права.

– Если ты хочешь поговорить со мной, сними маску.

Она тут же выполнила просьбу, и в легкости, с которой она это сделала, таилась насмешка. Потому что маска Кристиана сидела намного прочнее.

– Так почему ты противился моему приезду? – повторила она.

– Потому что я не был здесь счастливым.

Кристиан не знал, стоит ли ей говорить правду. Он не делился воспоминаниями о своем детстве даже с Сильвией. И когда та спросила, откуда у него на теле эти едва заметные шрамы, Кристиан так и не ответил ей.

– Я уже поняла это, – едва слышно заметила Аллегра. – Но почему? Мне кажется, большинство людей не против расти в замке.

– Ты на собственном опыте знаешь, что деньги не делают ребенка счастливым.

– Ты прав.

– Мой отец был душой компании. И всегда с новой женщиной. Всегда с шутками. Но он очень любил выпить. А когда он пил, он становился безответственным. Случилось так, что одна из его любовниц забеременела. Он не очень расстроился, потому что был уже в возрасте и для него давно настала пора остепениться. Поэтому он женился на ней.

– Ты говоришь о своей матери?

– Да. Но как только я появился на свет, все изменилось.

– Что именно?

– Судя по ее словам, в отца словно демон вселился. Его что-то приводило в ярость, когда он видел меня. И он стал жестоким по отношению к ней самой.

– Но… Кристиан, это ужасно.

– Не спорю. Но мой отец был страшным человеком. Настоящим исчадием ада. Сначала он вымещал свою злость на ней, но потом перенес ее на меня. Я приводил его в ярость тем, что изменил течение его жизни, изменил тело его любовницы.

Он презирал меня. И в то же время нуждался во мне. Потому что я был наследником его титула и его состояния. И хоть он ненавидел меня, он ничего не мог поделать.

– Кристиан, – прошептала Аллегра, – что здесь творилось?

– Если говорить об этой комнате, – Кристиан оглянулся по сторонам, – то барной стойки здесь раньше не было. Тут стояло что-то из мебели, мне кажется, что-то мраморное. Отец как-то швырнул меня об эту штуковину. Но в тот раз он ничего мне не сломал. Я отделался синяками.

Аллегра ахнула от ужаса и закрыла рот ладонью.

– Но потом пошли бесконечные ночи, когда он напивался и поднимался в мою комнату. Иногда он бил меня кулаками. Несколько раз спустил с лестницы.

– Он хотел убить тебя?

– Нет, конечно. Как бы я тогда смог унаследовать его титул? – цинично рассмеялся Кристиан. – Наследник с поломанными ребрами – это еще куда ни шло. Но что делать с мертвым?

– Это ужасно… ужасно… – Аллегра тяжело дышала, прижимая ладони к груди.

– Ты права. Страшно подумать, что кто-то может так издеваться над маленьким ребенком. – Кристиан пристально посмотрел ей в глаза. – Самое лучшее, что старик сделал для меня за всю свою жизнь, – это то, что он напился до чертиков и свалился с лестницы. Совершенно случайно. Но это падение стоило ему жизни. Мне тогда исполнилось десять лет.

27

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн