Выбери любимый жанр
Оценить:

Сюрприз для Айседоры


Оглавление


85

– Тебе было тяжело потерять их обоих таким образом?

– Нет. – Джед взглянул ей в глаза. – Пока родители были живы, я не испытывал к ним никаких чувств, кроме легкого презрения. Я же говорил, что ты не поймешь.

Дора помолчала, используя еду как способ заполнить паузу. – Ты не прав. Я думаю, что понимаю. Ты не уважал их и постепенно перестал любить.

– Я никогда не любил их.

– Конечно, любил. Ребенок всегда любит, любит до тех пор, пока не разрушат его любовь… и часто еще долго после этого. И если ты перестал их любить, значит, у тебя просто не было другого выхода. А когда они умерли, ты чувствовал себя виноватым, потому что не мог скорбеть о них. – Дора внимательно посмотрела на него. – Я близка к правде?

Она попала в яблочко, но Джед еще не готов был признать это.

– У них было двое детей, в которых они особенно не нуждались. Элейн, а потом я, потому что кто-то должен был продолжать род. Мне напоминали об этом каждый день.

Ты – Скиммерхорн. Ты – наследник. Меньшее, что ты можешь сделать, – не быть таким идиотом. Прояви хоть какую-то благодарность. Не путайся под ногами.

– Мои обязательства, – продолжал Джед, тщетно борясь с призраками прошлого, – и их ожидания. Твои родители хотели, чтобы ты стала актрисой, мои хотели, чтобы я приумножал фамильные богатства.

– И каждый по-своему, но мы оба подвели их.

– Дора, это совсем разные вещи. Твои родители гордились тобой. Моими двигала алчность. В моем доме не было любви.

Джед не хотел говорить это, не хотел вспоминать, но Дора повернула колесо, и он не мог остановиться, пока это колесо не сделало полный круг.

– Твоя сестра…

– Значила для меня не больше, чем я для нее, – бесстрастно сказал он. – Злая судьба бросила нас в одну тюремную камеру, но заключенные не обязаны любить друг друга. Большую часть времени мы все четверо старательно избегали друг друга. – Джед горько улыбнулся. – Даже в таком огромном доме это не всегда удавалось.

– И тебе не с кем было поговорить?

– О чем? – Он коротко рассмеялся. – Обоюдная ненависть моих родителей ни для кого не была секретом. Драки, которые они затевали на людях, были всего лишь прелюдией. Они всегда заканчивали их дома, и если не впивались в глотки друг другу, то кидались на меня или на Элейн. Я отводил душу в мелких кражах, попадал за решетку, правда, ненадолго. Элейн нашла утешение в мужчинах. К двадцати годам она уже сделала два аборта. Родителям всегда удавалось уладить все без шума: и мои неприятности с законом, и проблемы Элейн. В конце концов они отправили нас в закрытые школы. Меня вышибли из моей, Элейн завела роман с одним из учителей.

В итоге им пришлось признать свое бессилие: по– моему, впервые обошлось без споров. Они заключили сделку с Элейн – кругленькая сумма в обмен на согласие выйти замуж за тщательно подобранного кандидата. Я стал жить с бабушкой. Первый брак Элейн продолжался около двух лет. Мое поступление в полицейскую академию по времени совпало с ее разводом. – Джед щедро плеснул в свой бокал коньяка. – Мы, похоже, переполнили чашу их терпения. Они угрожали лишить наследства нас обоих, но нежелание выпускать деньги из семьи возобладало. Элейн снова вышла замуж, я получил полицейский жетон. А они умерли.

Дора жалела того ребенка, каким он был, жалела семью, которая только называлась семьей и членов которой ничто не соединяло; чувствовала горечь того ребенка, как свою собственную. И понимала, что чувствует гораздо больше, чем Джеду понравилось бы.

– Может, ты и прав. Я не в состоянии понять, как люди могут жить вместе без любви, я не в состоянии понять, как можно не любить своих детей. Но это не значит, что я не понимаю тебя.

– Ты должна понять, что я не могу дать тебе то, что ты хочешь.

– Но ведь это моя проблема, не так ли? – Дора взяла бутылку и налила коньяка себе. – И, по-моему, Скиммерхорн, ты боишься, как бы я не дала тебе именно то, что ты хочешь.

Глава 20

Дора всегда любила Нью-Йорк. Много лет назад она представляла, как будет жить здесь. Мансарда в Грин-Виллидж, любимый китайский или японский ресторанчик, круг богемных друзей и обязательно эксцентричная соседка, вечно влюбляющаяся в неподходящих мужчин.

Но тогда ей было четырнадцать, и, естественно, ее мечты успели измениться.

И все равно Дора до сих пор любила Нью-Йорк. Любила за его неумолимый ритм жизни, за энергетику, за высокомерие. Она любила людей, спешащих по тротуарам и старательно избегающих встретиться с кем-то взглядом; любила покупателей, нагруженных пакетами из дорогих универмагов; любила магазины электроники с их вечными распродажами; любила нахальных уличных торговцев с их жареными каштанами и даже наглых таксистов.

– Сукин сын, – пробормотал Джед, когда очередное такси подрезало его и промчалось мимо, чуть не содрав краску с крыла.

Дора просияла.

– Здорово, правда?

– Да. Здорово. Сомневаюсь, что с начала веки здесь был выписан хоть один штраф за нарушение правил дорожного движения.

– Вряд ли это помогло бы. В конце концов… о, посмотри!

Дора опустила окно и высунула голову.

– Если ты вдохнешь эти выхлопы, то сразу же умрешь.

– Ты видел тот костюм?, – Дора прищурилась, но не из-за выхлопов, а чтобы разобрать название и адрес магазина. – Просто роскошь. Если бы ты нашел место для парковки, я бы не задержалась дольше, чем на пять минут.

Джед фыркнул.

– Вернись на землю, Конрой.

Она недовольно засопела и плюхнулась на сиденье.

– Давай вернемся, когда закончим дела. Можно и не искать парковку. Я управлюсь, пока ты объедешь квартал.

85

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн