Выбери любимый жанр
Оценить:

Его подлинная страсть


Оглавление


25

– Он был успешным нью-йоркским брокером, – напомнил Дронго, – а в его офисе в этот момент не было людей? Или его секретаря, которая должна была видеть, кто входил и выходил из его кабинета.

– Он отослал ее по какому-то пустяковому делу к соседу на другом этаже, – сообщил Мэтьюз, – и еще своего помощника послал в Бронкс, тоже по малозначительному вопросу. Похоже, что он хотел остаться один. А больше там никого не было. Во всяком случае, в его приемной, рядом с кабинетом. Но самое смешное, что секретарь услышала выстрел, когда вместе с другой сотрудницей офиса подошла к приемной. Они вдвоем вбежали в кабинет и нашли уже мертвого брокера. Возможно, мы не совсем правы и брокер действительно застрелился, но все равно сделал это под влиянием неизвестного нам лица, который согласился перевести деньги за дом. Два миллиона долларов за собственную смерть… Неплохая сделка.

Дронго угрюмо молчал. Мэтьюз криво усмехнулся:

– Вижу, что несогласны. Очевидно, свою жизнь вы цените дороже. Наверное, у вас есть ваша собственная страсть и ваш собственный прейскурант. А у многих людей, особенно у брокеров, единственная страсть – это деньги. Они смысл и цель жизни. И поэтому за такую сумму он мог и покончить сам с собой.

Дронго по-прежнему молчал.

– Очевидно, у каждого собственная страсть, – примиряюще сказал Лоусон.

– Но каждый выбирает свою цель в жизни, – нравоучительно произнес Мэтьюз, – и готов ради этой цели пожертвовать всем, в том числе и собственной жизнью. Вы, наверное, не совсем понимаете, что такое настоящий нью-йоркский биржевой брокер. Это человек, смыслом жизни которого является удачная покупка-продажа акций и прибыль любой ценой.

– Кажется, еще Маркс говорил, что если обеспечить капиталу прибыль в пятьсот процентов, то нет преступления, на которое бы он не пошел, – вспомнил Дронго.

– Наверное, вы коммунист, как и все русские, – осуждающе произнес Мэтьюз. – Сейчас уже понятно, что бредовые идеи Маркса оказались несостоятельными в наше время.

– И насчет неразборчивости капитала? – улыбнулся Дронго.

– Это человеческие инстинкты, которые невозможно изменить, – ответил Мэтьюз. – Беда коммунистов была в том, что они пытались изменить саму природу человека, что оказалось невозможным. Вам нужно учитывать это в своей деятельности, господин эксперт. Я слышал, что вы неплохо разбираетесь в психологии. Посмотрим, как вы справитесь с этой задачей.

– Когда вы дадите нам материалы? – спросил Дронго.

– Они уже в вашем номере, – спокойно ответил Мэтьюз, – я передал их портье, когда приехал сюда. В серой папке.

Официант принес салаты.

– Я не знаю, как именно вы будете искать, – сказал Мэтьюз, – но учтите, что Цзин Фенчуж был одним из самых влиятельных и информированных брокеров на Нью-Йоркской бирже. Об этом говорили все, кто его знал. Поэтому круг его знакомых был большим.

– Мы все проверим заново, – заверил собеседника Лоусон, – вы очень помогли нам, господин Мэтьюз.

– Не уверен, что вы сможете что-то найти, – сказал тот, – но в любом случае попытайтесь. Это по-настоящему интересное и запутанное дело.

Глава девятая

Дронго вместе с Лоусоном поднялись в сюит, где эксперт обнаружил серую папку с материалами, которую ему принесли в номер. Он сразу уселся читать документы.

– Я вам не мешаю? – поинтересовался Лоусон.

– Нет, – ответил Дронго, – пока нет. Не обижайтесь, мне нужно срочно выяснить, кто был рядом с секретарем погибшего, когда они вернулись в офис.

– Я вас не понимаю, – нахмурился Лоусон, – почему вы хотите начать именно с этого человека. Какое отношение имеет случайный свидетель к самоубийству брокера?

– Самое прямое, – объяснил Дронго, – сейчас я постараюсь найти ее адрес. Когда мы поедем на встречу, я вам все расскажу.

– Тогда я позвоню Вирджинии, чтобы она вас сопровождала, – предложил Лоусон, – это нужно и в интересах вашей безопасности.

– Нашел, – сказал эксперт, просматривая список свидетелей и их адреса, указанные в копии заключительного акта, подготовленного следователем, – вот она. Вместе с секретарем брокера Чжан Сюли была секретарь другого брокера Куан Айминь. Вот здесь указан ее адрес и номер телефона. Нужно срочно ей позвонить.

– Не понимаю, – пожал плечами Лоусон, – почему именно ей. Эта была подруга секретаря, которая случайно оказалась в приемной брокера, когда произошло самоубийство.

Но Дронго уже набирал номер нужного человека.

– Госпожа Куан, здравствуйте, – сказал он, услышав голос молодой женщины, – извините, что беспокою вас. Вы, наверное, помните, что с вами говорили сотрудники полиции и Федерального бюро по поводу смерти господина Цзина Фенчужа.

– Да, – испуганно произнесла женщина, – но нам сказали, что дело уже закрыли.

– Все верно. И будет правильно, если вы никому не расскажете о моем звонке. Я звоню из Министерства финансов. У нас появилось несколько вопросов, которые мы бы хотели вам задать. Очень срочное дело, госпожа Куан. И мы хотели бы увидеться с вами не откладывая.

– Я могу приехать куда вы прикажете, – сразу ответила Айминь.

– Не нужно. Мы сами подъедем к вашему дому. Только скажите, когда вы будете дома.

– Я буду дома через полчаса, – сообщила она, – сейчас я уже закончила работать и вхожу на станцию метро.

– Очень хорошо. Вы живете в Бруклине на Черч-авеню? – прочел он ее адрес в копии дела.

– Да, все верно.

– Мы подъедем к вашему дому ровно через час, – сказал он, взглянув на часы, – когда мы позвоним, вы выйдите из дома и мы поговорим. Только предупреждаю вас, что вы не должны никому рассказывать о нашем визите.

25

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн