Выбери любимый жанр
Оценить:

Военачальник хочет вечности


Оглавление


40

Когда он вышел из раздумий, то понял, Кристоф все еще изучал его.

— Хочешь что-то добавить?

Он был обязан Кристофу жизнью. И не только своей, но и братьев. Был в долгу перед королем за жизни трех братьев и самой Мист. Он обещал сохранить в тайне информацию о ее виде, и обещание выполнит, но всем остальным он обязан поделиться. — Я немало выяснил от нее о Ллоре и, конечно, хотел бы обсудить все с вами. Но я оставил жену не совсем здоровой и хотел бы вернуться обратно к ней.

— Безусловно. — Сказал Кристоф с непроницаемым выражением лица. — Но завтра мы вернемся к этому разговору.

Рос кивнул и вмиг переместился обратно к Мист. В суматохе его мыслей вдруг всплыла смутная догадка. Показалось ли ему, или сердце брата действительно ожило и билось в груди Мёрдока? Но прежде чем он смог обдумать это, внимание Роса привлек силуэт спящей Мист. Посмотрев на нее, он почувствовал уже знакомую боль в груди. Порой он даже проклинал свое бьющееся сердце за ту муку, которую оно несло в каждом ударе.

Мёрдок был прав. Он не мог изменить то, кем она была. Он повел себя с ней ужасно. Да если б он только мог мыслить более ясно там, где дело касалось нее, и не реагировать так агрессивно, словно какой-то дикарь. Раньше он никогда не мог понять, почему мужчины говорили о любви и безумии, как о чем-то неразрывном. Теперь он понял.

И лишь надеялся, что когда он попросит ее простить ему его слабость, она сможет это сделать.

Раздевшись, он лег рядом с ней в кровать. Притянув Мист ближе, Рос провел ладонью вдоль ее руки и зарылся лицом в ее волосы, вдыхая нежный, сладкий аромат Мист. И, наконец, на рассвете, изнуренный, он провалился в сон. И уже во сне, он открыл свое сознание ее воспоминаниям, тем самым, что стали его кошмарами. Они вытеснили все остальные видения битв и голода, так как причиняли ему еще большую боль.

Видеть ее в омерзительном свете, и тем самым, наказывая себя, было поистине невыносимо.

Но Рос увидел их все, до единого.

Глава 11

Первым возник сон о римском сенаторе. Рос с нетерпением ждал, когда же закончится уже знакомая сцена, стремясь увидеть больше. Но действительно ли он хотел этого? Да и смог бы заставить себя не смотреть?

Как бы там ни было, уже слишком поздно, дело сделано. Он знал, что отпер все шлюзы и теперь увидит эти кошмары — каждую деталь их отвратительной, извращенной развязки — до самого конца. Вот Мист медленно приподняла юбку. Но в этот раз Рос ощутил нечто новое — мурашки, пробежавшие вдоль позвоночника Мист, когда она взглянула вниз на неистово-ублажающего себя римлянина с влажными губами.

Она чувствовала стыд за свое отвращение, поэтому просто мысленно отгородилась от всего. Она была наживкой. И чтобы освободить свою сестру, стала бы кем угодно.

— Мне будет принадлежать Мист Желанная…

«Никому не обладать мной, разве только в своих фантазиях… Тебя убить так же легко, как и поцеловать…» Сенатор хотел сделать из нее такую же игрушку, какой на протяжении последних шести месяцев была для него Даниела.

Внезапно Мист подняла голову, и Рос смог увидеть все ее глазами. Даниела безвольно лежала на руках у Люсии, ледяную кожу девушки почти полностью покрывали ожоги. Мист поняла, что Даниела была истерзана этим животным, валяющимся в ее ногах, измучена лишь одними его прикосновениями. Валькирию охватил уже хорошо знакомый гнев. «Контролируй его…» — Приказала она себе. «Еще лишь мгновение…»

— Я буду твоей, только твоей, — как-то смогла воркующее произнести она.

Когда Люсия подала сигнал, Мист кивнула, отняв свою ногу. При этом губы римлянина издали громкий всасывающий звук, заставивший ее поежиться от отвращения. Большим пальчиком ноги она прикоснулась к напоминающему картошку носу мужчины. И сочащимся чувственностью тоном, произнесла.

— Ты наверняка не переживешь то, что я собираюсь сделать, — ее голос перешел на едва слышный шепот, противореча еще недавним ее словам и сбивая мужчину с толку, — но, если ты все же каким-то чудом останешься в живых, запомни и расскажи всем остальным. Чтобы никогда, — снова прикосновение пальцем ноги, — никогда, — еще одно, — не вздумали причинять вред Валькирии.

А затем ударом ноги она заставила его отлететь в другой конец комнаты…

На смену первому, пришел следующий сон — о поисковой группе Викингов, тот самый кошмар, который Рос всегда страшился увидеть больше остальных. Мужчины приближались. Он мог слышать наигранное тяжелое дыхание и спотыкавшиеся шаги Мист. Все это было частью игры.

Рос увидел, как один из них внезапно со всей силы толкнул Мист, повалив в снег, а остальные схватили ее руки, прижимая их к земле. Она притворилась, что ей страшно, пытаясь при этом изобразить легкое сопротивление. В это время поощряемый одобрительными возгласами своих товарищей огромный Викинг встал на колени между ее ног и сказал:

— Надеюсь, что ты проживешь дольше, чем те последние.

И вдруг прямо за его головой ударила молния, поднимая сильный ветер. Викинги стали тревожно оглядываться по сторонам, нервно посмеиваясь.

— Тех последних звали Энгритт и ее дочь Карин, — сообщила ему Мист. Карин была такой юной и наивной, но ей каким-то образом удалось сразу распознать в Мист ту, кем она была в действительности. — Дева Лебедь, — прошептала тогда девочка, произнеся одно из более красивых имен Валькирий.

Обе, легкомысленная мать и ее простодушная дочь, оказались убитыми, задушены тяжестью тел этих мужчин, пока они их насиловали.

— Я проживу дольше них… и вас.

40

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн