Выбери любимый жанр
Оценить:

Военачальник хочет вечности


Оглавление


23

А когда она услышала урчащий звук удовольствия, ее глаза округлились. Резко подскочив, она натянула простынь до самой шеи. И как только события прошлой ночи стали всплывать в ее памяти, ею овладел ужас. Она находилась в постели вампира — в его распоряжении, словно рабыня, выполняя его малейшие прихоти — или попросту в аду, что было вероятнее.

— Тебе снилась эта ночь?

— Нет, — честно ответила она. Все ее мысли занимало лишь одно — желание пройтись языком по каждому дюйму лежащего под ней твердого тела.

— Что ты чувствуешь после того, что мы сделали?

— Мы? Что ты сделал, имеешь в виду?

— Я лишь приказал тебе получать удовольствие. А то, что ты делала своим ротиком, ты делала по собственной воле. — Он приподнял бровь. — И должен заметить, весьма охотно.

Она резко отвернулась. — Тогда я чувствую стыд.

— И? — Когда она лишь нахмурилась в ответ, он сказал низким голосом. — Редко когда чувства, одолевающие нас, не противоречат друг другу. Так что еще ты чувствуешь, когда думаешь о прошлой ночи?

Она сразу вспомнила то дикое желание, охватившее ее, безумный голод по его плоти. Никогда раньше она не испытывала ничего подобного. Все чего она хотела — это оседлать его, вобрав в себя, и медленно двигаться, позволяя его члену скользить глубоко в ней. От сладостных образов ее тело пронзила дрожь, но она попыталась совладать с собой, не желая признавать собственное желание. — В-возбуждение, — выдавила она.

— Ты и сейчас возбуждена?

Мист ощутила, как ее лицо заливает краска. А она никогда, за всю свою долгую жизнь, еще не краснела. — Да.

— Ты хотела бы снова кончить?

О, Господи, нет, ну, зачем он спрашивает об этом, когда воспоминания о прошлой ночи все еще столь ярки. — Д-да. — Отвернувшись от него, она подогнула колени к груди. — Но я не стану умолять тебя.

— Даже зная, что я могу дать то, чего ты так отчаянно жаждешь?

— Единственное, о чем я могу тебя попросить, это вернуть мне цепочку.

— Ты получишь ее обратно только тогда, когда я буду уверен, что ты останешься со мной. — Сказал он. — А пока, объясни мне, в чем ее сила. — Когда она не ответила, он процедил сквозь зубы. — Отвечай.

— Она зовется Брисингамен.

— Почему ты ее носишь?

— Это мое наказание. И таким образом, она может находиться под моей защитой.

— Наказание за что?

Она вытянула руку из-под простыни и повернулась к нему. Взгляд ее изумрудных глаз завораживал. — Когда мне было всего семнадцать, меня застукали в компрометирующей ситуации с одним, ничего не представляющим собой полубожком, единственным талантом которого было умение умопомрачительно целоваться. Моей семье это не показалось забавным.

Рос сцепил зубы. Полубог? А он был всего лишь воином, отмеченным шрамами сражений, вампиром, который никогда не сможет выйти вместе с ней на солнце.

Она не сводила взгляда с его лица, изучая его выражение. — Ревнуешь, вампир? Или ты, наконец, понял, что высоко замахнулся?

Он попросту проигнорировал ее слова. — Значит, твоя семья наказала тебя уязвимостью, дающей мужчинам контроль над твоим телом? И скольким же это удалось, сколькие приказывали тебе трахать их, дабы спасти твою жизнь? — Когда она метнула свирепый взгляд в его сторону, он спокойно продолжил. — Отвечай мне, искренне.

— Не было никакой уязвимости. До этого времени, еще никому не удавалось разорвать ее. Меня швыряли, ловили, даже держали за нее над ямой с кипящей смолой. В старые времена, я даже пыталась расплавить ее, а не так давно даже разрезать лазером. Но ничто не могло даже повредить ее целостность, пока…

— Пока я с такой легкостью не разорвал ее? Так значит, я первый, кому это удалось? — Эта мысль доставила ему небывалое удовольствие, и он с облегчением вздохнул. Но сразу нахмурился.

— А ты не находишь, что это может быть чем-то большим, нежели простым совпадением? Сквозь столькие столетия и среди стольких стран, меж прочих женщин, именно ты была выбрана мне в Невесты. И это притом, что я смог освободить тебя от наказания, которое, до меня, не удавалось снять никому другому.

Она сжала челюсти.

— Как ты относишься к этим фактам? Отвечай честно. Сейчас же.

— Я нахожу их… Они могут быть… Это может быть предначертано. — Выдавила она через силу.

— Возможно, нам суждено быть вместе. — Теперь Рос знал это без толики сомнения. Он бы никогда не поверил, что его сердце смогло ожить из-за женщины, не способной полюбить его в ответ. Хотя, все же, остаются и другие, которых она оживила — а потом убила.

— Да, но то, что нас свела судьба с недоразвитым чувством юмора, еще не значит, что мое отношение к тебе когда-нибудь изменится. Или ты собираешься вечность держать меня здесь?

— Отпустить тебя, чтобы ты пошла волочиться за твоими полубогами? Ни за что.

Ее изящные плечи мгновенно напряглись, и она встала с кровати.

Рос остался лежать в постели, закинув руки за голову, не сводя голодного взгляда с зада своей Невесты, неторопливо разгуливающей по комнате и изучающей новую обстановку. Наблюдая за Мист, он понял, что она не могла просто ходить, как любая другая. Каждое ее движение или жест казались сказочными. А ведь прошлой ночью ему даже не представился шанс заклеймить ее, все потому, что он был так поглощен ее ласками. Но он снова был тверд, и надеялся, что вскоре сможет утолить свой голод.

— Так какие же достижения в сфере инженерии позволили тебе обзавестись водопроводом в такой-то конуре?

Конуре? Ее вопрос заставил его нахмуриться, наблюдая, как она проводит рукой по стене, обклеенной старыми обоями. Открыв заржавевшие ставни, Мист выглянула в окно, всматриваясь в ночь. И он точно знал, что она там видела — заброшенные сады, окутанные годами небрежного отношения. Внезапно, ему захотелось оправдаться, объяснить, почему его дом был в таком убогом состоянии.

23

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Техника

Искусство, Искусствоведение, Дизайн