Выбери любимый жанр
Оценить:

Правило профессионалов


Оглавление


3

И он наконец улыбнулся, показывая запоминающиеся зубы. Передние резцы были больше обычных. А вот клыков не было совсем.

— Скажите, — спросил незнакомец, — как вы догадались, что я был в Ираке?

— Вы пьете слишком много сладкого чая. Это дурная арабская привычка в теплую погоду. Для меня сегодня прохладно, для вас, думаю, жарко.

— А вы говорили, что не знаете Востока, — подозрительно посмотрел на «Дронго» собеседник, крепко сжав губы.

— Некоторые вещи я знаю. Не могло же ваше руководство посылать на встречу с «Волком» совсем дилетанта, — махнул рукой «Дронго». Настроение у него заметно улучшилось.

II

Этот незнакомец оказался провидцем. «Дронго» действительно попал в делегацию, приглашенную на торжества поэта в качестве журналиста одной из независимых компаний, Но и «Дронго» был прав. Путь через Амман не получился. У молодого государства просто не было столько денег, и делегации пришлось целых два дня добираться в автобусах, через всю Персию, называемую ныне Исламской республикой Иран. Если учесть, что религиозные нравы правоверных шиитов в Иране были довольно суровыми, то особенно страдали женщины, вынужденные в течение всего пути скрываться под огромными платками. Появление женщины с открытой головой в Иране было немыслимым преступлением и сурово каралось по всем законам шариата. Уже при прохождении границы один из иранских пограничников обратил внимание молодой женщины на прядь волос, выбивавшуюся из-под платка. Платок был моментально надвинут на лоб и женщина, довольно известная поэтесса, весьма активная феминистка получила первый в своей жизни урок нравственного превосходства мужчины над порождением зла в юбке.

Интереснее всего было пересекать границу. Обе мусульманские страны, более десяти лет воюющие друг с другом, по-прежнему напрочь не доверяли соседям. Колючая проволока, железобетонные крепости, окопы, отрытые в обе стороны — такой была граница между Ираном и Ираком. Кое-где еще виднелись следы бывшей войны, разбитые стены, пустующие по обеим сторонам границы деревни, расположенные на свое несчастье слишком близко к театру военных действий. Оба тоталитарных государства, столь неистово враждующих, были по-своему похожи друг на друга. На границе иранцы подняли огромный портрет аятоллы Хомейни, а иракцы — Президента Саддама Хусейна. Пограничники с обеих сторон внимательно следили за действиями другой стороны, особенно оберегая выставленные напоказ огромные портреты, представлявшие собой довольно соблазнительную мишень для фанатиков.

В Ираке, несмотря на диктаторский режим, нравы были помягче Можно было встретить молодых девушек, одетых в короткие европейские платья пользующихся косметикой парфюмерией. Женщины за рулем автомобиля, в банках, в магазинах были обычным явлением иракской столицы.

В первый же день, несмотря на изнурительную духоту, «Дронго» вышел в город. Сама атмосфера Багдада, этого города из сказок Гарун-аль-Рашида, привлекала его, очаровывая своим своеобразием. Расположенный на берегах Тигра Багдад насчитывал к этому моменту более пяти миллионов жителей, являясь одним из культурных памятников всего человечества.

Расположенные в ста-ста пятидесяти километрах от города мусульманские шиитские святыни в Кербеле, Наджафе, Куфе привлекали сюда паломников со всего мира, становясь вторым центром мусульманского мира после Мекки и Медины. Но сам Багдад, еще сохранявший прелесть экзотики и налет тайны, являл собой удивительное зрелище в семидесятые-восьмидесятые годы. Находившаяся на подъеме экономика, огромные доходы от продажи нефти, инвестиции частных западных компаний делали Багдад сказочно богатым городом для приезжавших сюда иностранцев. Быстро строились новые отели «Шератон» и «Меридиан». По обеим сторонам Тигра открывались рестораны, где посетителям предлагали отведать экзотическое блюдо — мозгуф, поджаренную на камнях и углях рыбу, выловленную прямо на ваших глазах. Правда, стоило это удовольствие совсем недешево — порядка ста двадцати долларов на человека, но приезжавшие в Багдад американцы и англичане, арабские шейхи и японские бизнесмены не любили считать деньги в таких местах, отдавая дань экзотическим блюдам города.

Все это осталось в прошлом. Частые войны с соседями, несбалансированная внешняя политика, наконец, агрессия в Кувейте и отторжение от всего мирового сообщества привели к тому, что Багдад оказался в тисках экономической блокады.

Иракский динар стремительно покатился вниз и вскоре голубая сотенная купюра с изображением Садама Хусейна, стоившая ранее более четырехсот долларов, превратилась в ничего не стоящую бумажку с номинальной ценой в пятнадцать-двадцать центов. Гуляя по огромному городу, «Дронго» поражался дешевизне выставленных повсюду иракских товаров. За пару кожаных туфлей в магазинах просили не более двух-четырех долларов, за брюки — пять-шесть. Обед в лучших ресторанах Багдада обходился в (!) один-два доллара на человека. Это был крах национальной экономики и политики Саддама Хусейна. Но его портреты по-прежнему украшали каждую улицу и каждый перекресток. Его монументы возвышались на главных площадях всех иракских городов, а его холодная улыбка, казалось, преследовала человека повсюду.

И все равно это был Багдад. Тот самый город, который он искал в детстве на карте, изучая историю походов Тамерлана, создание империй Аббасидов и Сефевидов. Над древней землей Ирака пытались надругаться десятки грозных завоевателей, но земля и народ отвергали их, словно старое заклятие, произнесенное Хаммурапи, уберегало само это место от завоевателей.

3

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор